Битва за Урожай ...

Наше детство в СССР, игры, игрушки, воспоминания, школа

Сообщений: 5
Зарегистрирован: 17.10.2012
Откуда: Подмосковье
СообщениеДобавлено ИванычЪ: 24 окт 2012, 23:09
БИТВА ЗА УРОЖАЙ
(или первый урок социалистической экономики)

Пионер любит трудиться и бережет народное добро.
(из законов пионеров Советского Союза)


Было это в начале семидесятых. Очень круто и престижно, говоря современным языком, среди пацанов было тогда иметь лисапед с моторчиком. Они разные были, но мечтой любого из нас был двухскоростной мопед «Верховина-2». Существовали ещё рижские мопеды, тоже двухскоростные, но это была недосягаемая мечта. Потому как в свободной продаже, в наших широтах, их не встречалось, как явления, практически никогда. А «Верховину» можно было купить относительно спокойно. Стоила она что-то чуть больше ста пятидесяти советских рублей. И, сами понимаете, не каждой семье такие игрушки были по карману. Это ж были очень большие деньги по тем временам. А потом жили мы в Москве, где ни хранить его места не было, да и кататься на нём тоже было особо негде.
Вообщем мои надежды заиметь такую нужную и прекрасную вещь равнялись нулю. Понятно, что я пытался объяснить родителям, как мне важно иметь такой агрегат. Я даже обещал взяться за ум и учиться … ну совсем почти без троек. Клялся каждый день пылесосить всю квартиру и без напоминаний выносить мусорное ведро. Я уж не говорю о таких мелочах как обязательства не выезжать на дорогу и посвящать катанию не больше двух часов в день. Ну, очень мне хотелось. Но! Всё это не имело никакого результата. Когда моим старикам надоело мне объяснять, что это опасная игрушка, что …., что …., они просто стали говорить, что финансовой возможности на приобретение этого моторизированного механического чудо лисапеда не предвидится в обозримом будущем. Вот, мол, когда окончишь школу, выучишься и пойдёшь работать, тогда и …
Просвета не было … и надежды тоже. Вот так и пройдёт жизнь, без лисапеда с моторчиком, думалось мне.
Но вариант решения проблемы пришёл с весьма неожиданной стороны.
В гости приехали двоюродная сестра отца с мужем. Они жили в Белгородской области. Работали в простом советском колхозе, даже и не миллионере. На меня, естественно, как на самого младшего в семье, выпала нагрузка провести шоппинг тур по московским магазинам. Тем более что были осенние каникулы. Дядя Миша оказался мужиком компанейским. Тем паче, что у них были две дочки, ну а мужику очень сына хотелось, поэтому отношения у нас с ним установились сразу же дружеские. Вот ему я и поведал про свою горькую беду.
Дядя Миша очень удивился. Да разве это вообще вопрос? Ты, мол, приезжай к нам летом. Устрою тебя штурвальным на комбайн. За уборочную на два мопеда заработаешь!
Т.е. решение было простым и гениальным.
Но это сказать легко. А вот договориться с мамкой и папкой, чтобы отпустили,… это знаете…. Вообщем, до самых летних каникул в семье только и было разговоров о предстоящей моей работе штурвальным. Конечно, было много споров, но батя был на моей стороне. Одним словом вопрос был решен положительно.
Вот какие трудности приходилось преодолевать на пути, понимаете.…
И вот, наконец, свершилось.
Дядя Миша подвёл меня к невысокому суховатому мужику и представил.
- Это дядя Шура! (Чесслово, не помню я его фамилии, а очень жаль. Низкий поклон этому человеку). Между прочим он был Орденоносцем!
Дядя Шура придирчиво меня осмотрел, расспросил о том, что я умею. А что я умел? Московский мальчишка. Ну, по мелочам конечно, а так чтобы там … скажем старые заклёпки срубить и новые ножи наклепать, или жатку промазать солидолом, это называлось «прошприцевать»… откуда ж я чего это знал. Но зато у меня были юношеские права, спасибо Дворцу пионеров!
Устроил мне дядя Шура экзамен. Привел он меня к комбайну. Мама дорогая. Красного цвета железное чудище, размером с небольшой двухэтажный дом. СК-4.
Первым делом показал мне моё место. У него, у комбайна, из накопительного бункера выходила труба. Внутри которой был шнек. По этой трубе зерно пересыпалось из бункера в машину. Помните эти торжественно традиционные кадры кинохроники? Поток золотистого зерна в кузов? Так вот. Брехня. Зерно, когда из бункера идёт, то идёт оно пополам с шелухой и цвета почти серого. И сопровождается этот процесс огромным количеством разлетающегося во все стороны облака пыли с этой самой шелухой. А для съёмок в бункер загружали зерно с тока. Уже очищенное и просушенное. Тогда оно действительно золотистого цвета и не пылит совсем. Тогда это красиво. Но это всё я узнал потом.
Экзамен заключался в следующем. Надо было найти все маслёнки, как назвал их дядя Шура, т.е. точки смазки, если технически. Найти и закачать в них из смазочного шприца солидол. Отсюда и тот саамы термин – «прошприцевать».
Я уж не вспомню сейчас, сколько этих маслёнок было на той жатке, но нашёл я меньше половины. Но самое смешное было, как я заполнял шприц солидолом. Мужики попадали со смеху. Я выстругал лопаточку и, гордясь собой, этой лопаточкой заполнял цилиндрический корпус шприца. И не понимал, чего мужики ржут. А ржать было от чего. Чтобы смазать жатку, надо было перекачать этих шприцов штук двадцать пять. А таким способом шприц заполнить можно было, минут за десять. Вот и считайте, сколько времени мне нужно было, если бы я таким образом.… Показали мне конечно, как надо. Свинчиваешь голову, опускаешь поршень и вдавливаешь шприц в солидол. Он сам и заполняется. А то, что корпус после этого в солидоле, так вытереть можно. Ну, подумаешь, много смазки на ветоши остаётся и в помойку летит, зато быстро.
Вот эта операция была самой святой обязанностью штурвального. Хошь после работы, хошь до, но утром перед началом работы жатка должна была быть смазана. Так что в пол пятого утра все штурвальные уже копошились у своих машин. Как ни крути, а мой рабочий день начинался часа на полтора раньше, чем у комбайнёра. Смазать жатку и заправить машину до прихода мастера, надо было обязательно.
Первым предстояло убрать горох.
Как всегда началась не работа по уборке урожая, а борьба за урожай. Прошли дожди и такая техника, как СК-4 выйти на поле не могла. Белгородщина это Черноземье и после сильных этих дождей монстры эти элементарно утопали, «топли» как мужики выражались. А пока подсыхало, горох мало того, что полёг от дождей, так ещё и перестоял. Проще говоря, посыпались горошинки на землю. Сами по себе. А тут его, горох, не просто косили, а практически вырывали из земли.
Ох, и весело же было. Наматывалось все это на мотовило (это такой красиво крутящийся перед комбайном барабан), забивало подшипники и заклинивало его намертво. Тут приходилось ножом все путы вырезать, очищая механизм. Так что метр едем, два стоим. Но, тем не менее, дело шло, и шло споро. Но вот интересно. Работали мы часов с шести и … до двенадцати. А после обеда, который нам то привозили на поле, то нас на стан возили, мужики отгоняли комбайны к лесочку и, что называлось, «сушили вёсла». Двое, которые помоложе, обозначали движение на поле, а вторая пара – мой дядя Шура и толстяк Микола располагались в тенёчке и доставали бутылочку с прозрачной жидкостью с нехитрой закуской.
Штурвальный Миколы парень уже взрослый садился в круг, а я по малолетству кваском домашним пробавлялся.
Но самое для меня интересное были разговоры, которые мужики разговаривали. Это было не просто открытие, а откровение жизни такое…, что…. Всё же, знаете, в школе нас учили другому и слышали мы по жизни, тоже совсем другое.
Вот, например. Дядя Шура мне строго настрого наказал ничего об этих перекурах дома не рассказывать. Тётка то в конторе работала, бухгалтершей вроде. Вот мне и было сказано, что это никого кроме нас не касается. Я не совсем понял, почему и вечером, когда мы пылили на стан, у дядь Шуры спросил, а, мол, почему не.… А потому, сказал он мне, что убрать это поле мы можем за два дня. Четыре нормы дать влёгкую. Но делать мы этого не станем. На мой недоумённый взгляд, который внимательный и мудрый мужик заметил, конечно же, мне было сказано примерно так. Норма дневная – столько то га в день, коэффициент есть погодный, значит надо сделать вот столько и ещё чуток, чтобы без премии не остаться. А делать в четыре раза больше, что вполне возможно, никому не надо. Потому что в следующем году нормы тогда если не вчетверо, то втрое поднимут. А расценки срежут. Вот и все дела. И спросил меня – хорошо ли я понял? Понять то я понял. Только вот не совсем. Ума хватило эту тему не развивать. Но не понял я главного. Почему бы не сделать того, о чём мужики говорили. Снизить скорость, перенастроить жатки и т.д. Ведь за комбайном оставался шлейф гороха, в виде так сказать гороха. И каждый лишний день, который мы проводили на поле, этот шлейф только уплотнял. Ведь вечером мы за пол часа нагребали по паре мешков с земли, для личного хозяйства. Это воровством не считалось. Вроде как бросовое считалось.
И так было и потом. И с просом, и с пшеницей.… Так что узнал я тогда много о правде жизни, и реальной социалистической экономике и способах хозяйствования. Даже больше, чем надо.
Ну а денег я заработал. Не на два, конечно мопеда, потому как в середине августа родители потребовали моего возвращения, но на полтора точно. Хотя мечте сбыться было не суждено. Деньгам у родителей другое применение нашлось.
Убрать рекламу

Сообщений: 417
Зарегистрирован: 16.10.2012
Откуда: Новосибирск
Возраст: 66
СообщениеДобавлено Sibirjk: 26 окт 2012, 20:33
А мы бились за хлопок. Да бились так, что всю первую четверть мы проводили на сборе хлопка и первую четверть нас не аттестовывали. Биться начинали в 5 классе и до окончания школы. До 1961 года старшие классы вообще жили на полях, т.е в кишлаках. Потом это отменили и стали каждый день возить на поля. Была эксплуатация детского труда в чистом виде. Воды питьевой нет, пищу вози с собой. Наши учителя придумали возить минералку под запись. Платили, но сущие копейки. Первый сбор 2 коп/кг, потом 3, 4, 5, как бы прибавляли, но и сбор падал. Первые нормы 45 кг (умножим на 2 коп= 90 коп), дошло до 15 кг (умножим на 5= 75 коп), столько зарабатывали в день. Кто то собирал больше, кто то меньше. Вот такие деньги зарабатывали маленькие рабы под палящем солнцем. Вся слава, награды доставалась колхозам и совхозам, а нам перепадали грамоты, да, иногда, готовили плов при выполнении плана колхозом. И ведь возили когда уже собирать было нечего, в день 1-2 кг.
Это потом мы узнали, что сначало досрочно рапортовали колхозы, районы, области,(ордена, звезды сыпались за это) а потом добирали до белых мух. ("Хлопковые дела" кто помнит) Но это были проделки взрослых. Мы же утром собирались в школе, рассаживались по автобусам и с песнями поехали. На полях тоже занимались не только сбором хлопка-"проверяли" сады, бахчи.
Вот такие у нас были битвы за урожай.
Аватар пользователя
Сообщений: 37
Зарегистрирован: 18.12.2014
Откуда: СССР
Возраст: 58
СообщениеДобавлено Родом_из_СССР: 14 сен 2015, 10:38
Да, мы с вами, уважаемый ИванычЪ жили в разных уголках Советском Союзе. У нас вот магазины были мопедами завалены. Сначала мотовелосипед Рига-7, потом полноценный мопед с педалями Рига-12. Позднее появился и мокик Верховина-2. Но вот ажиотажа, на них никогда не было. Мечтой пацанов был хороший велосипед. Раскупались многоскоростные туристические и спортивные велосипеды - Спутник, Старт шоссе. У тех кто постарше, пользовались спросом мотоциклы - Ява 250, ЧеЗет.
Аватар пользователя
Сообщений: 935
Зарегистрирован: 24.03.2012
Откуда: Санкт-Петербург
Возраст: 56
СообщениеДобавлено Bobas: 14 сен 2015, 12:19
Родом_из_СССР писал(а):Да, мы с вами, уважаемый ИванычЪ жили в разных уголках Советском Союзе.
Читая форум, понимаешь, как по разному жили в разных частях Союза.
Спасибо, что подняли тему, с удовольствием прочитал "Битву за урожай".

Сообщений: 80
Зарегистрирован: 02.08.2015
Откуда: С-Петербург
СообщениеДобавлено ВИК: 16 сен 2015, 02:04
Sibirjk писал(а): Была эксплуатация детского труда в чистом виде....
Вот такие деньги зарабатывали маленькие рабы...

Это, наверное, где-нибудь в Узбекистане. Там и сейчас школьники помогают собирать хлопок.
А мы помогали совхозам собирать картошку, турнепс и т.д. Правда, без излишнего драматизма. В студенческом дневнике нахожу запись:

"1 октября 1976 г.
Мне предложили ехать в совхоз, и согласился, не раздумывая
(значит, можно было отказаться?). Две недели в деревенской глуши, на лоне осенней природы, среди здоровых сельских работ. Да ведь это - предел мечтаний! Завтра же еду."

Дальше красочно описываются поля, природа, вечера у костра (с непременным портвейном), роман с местной девчонкой и т.д.
Аватар пользователя
Сообщений: 185
Зарегистрирован: 23.08.2013
Откуда: Москва
Возраст: 54
СообщениеДобавлено oleg4x4: 16 сен 2015, 10:42
77,78 и 79 года. Лето. ЛТО в Бердянске. Какое было прекрасное время. Благодаря этому трудовому лагерю я впервые в жизни искупался в море. правда и работать было нелегко. Прополка виноградников. Кстати, именно благодаря этой летней работе, я понимаю почему вырубили виноградники. У нас был один весьма большой плюс. Дорогу и питание мы оплачивали сами. И благодаря этому норма не висела над нами домокловым мечом.
Теперь по мопедам. Рига -12 стоила 177 рублей. Рига-7 112 вроде как. Была ещё газулька GDP? чуть подешевле. Верховина-2 никогда не имела кикстартера. Первые кикстартеры появились на Риге-15 и Верховине 6. При чём на Риге-15 кикстартер работал вперёд, а не класически назад. Непонятно читать от дителя подмоскеовья о дифиците на это.

Сообщений: 12
Зарегистрирован: 21.12.2014
Откуда: Фрунзе
СообщениеДобавлено vic: 16 сен 2015, 22:09
Мож, кто вспомнит?
ИзображениеИзображение
Лично я в детстве таких не видел. Но про сами операции слышал, конечно.

Сообщений: 209
Зарегистрирован: 05.09.2016
Откуда: рф
СообщениеДобавлено leo1946: 13 ноя 2016, 01:57
В Нвсбрске до третьего класса ездили на свою картошку.
Родителей бросили на подъём с/х в рядах 25 или 50-тысячников.
В Лобино своего огорода не было, жили в финском домике, возле МТС (машино-тракторной станции).
Это было дощатое 1-этажное здание на две семьи.
Обито было от земли до крыши плоской шиферной плиткой, примерно 300х300мм. Внастил, начиная снизу, причём гвозди были забиты лишь в 2 дырочки сверху по углам.
А в любой ветерок эти плитки начинали стучать на весь дом, какой кретинос это спроектировал или такие закупили, не знаю.
На кухне стояла чугунная печка с водяным котлом и разводкой на батареи, топилась дровами и углём.
Готовили на примусе или керогазе.
Ночью было холодно, мама и папа с маленькой Ленкой спали на большой кровати, а мы трое – на полу.
Всю ночь крайние, замёрзнув, перелазили в середину, грелись и потом снова оказывались крайними.
Утром, зимой близнецов везли на общих санях с лошадью, а если занесло снегом, то на тракторе с ножом или с будкой на железных санях с клином, в школу за три км.
Я ходил в школу с утра, а малыши после уроков шли домой, и, не сумев на холоде сходить в туалет, типа уличный сортир, шли домой, и терпели, сколько могли.
Зайдя в дом, они плакали: - «Мама, мы обкакались».
Мама расстёгивала им штанишки, и на пол, со стуком, выпадали замерзшие колобки.
Я ходил в школу сам, во вторую смену, в 4-классе были 5-й и 6-ой одновременно.
Топили в школе печи, мы часто угорали, дебилы не умели нормально топить, рано закрывали вьюшки, нас выгоняли на улицу, мы этому только радовались, хотя у многих болели головы или тошнило.
Никаких с/х работ для нас не было, за урожай бился папа, мама не работала.
Рядом с домом была стайка, держали корову и летом овец, которые нагуливались за лето и осень, по холодам их забивали.
Молоканки не было, молоко не сдавали.
Потом мы переехали в с.Веселовское – райцентр, сейчас он в составе Красноозёрского р-на.
Дали нам дом, на две комнаты, дальняя маленькая с грубкой на обе комнаты, перед ней большая комната, там мы спали уже на кроватях, дальше на выход – огромная кухня с русской печкой + лежанка на ней сверху, + пристроена обычная печка с выходом тыльной стороны и проходом дымохода для обогрева в большую комнату. Печка с кружкАми для готовки, на два чугуна или кастрюли, большой стол и две широких, длинных лавки с двух сторон.
Дальше к выходу, типа коридора, там стоял керогаз и примус, иногда готовили там.
Слева в коридоре дверь в большую кладовую, шириной с кухню, а длиной с коридор, что ли, там стоял большой ларь для муки и ещё что-то для продовольствия.
Коридор выходил на веранду, которая была во всю ширину дома.
Крыльцо выходило на огород, там был туалет, летняя печка, погреб, слева стайка на два загона, один для коровы и птиц, другой для свиней.
Над стайкой был высокий сеновал.
Слева от стайки был колодец с журавлём, справа огромная куча перегноя, который постоянно курился, как вулкан.
Двор был большой, на две стороны дома был палисадник.
Огород был ещё больше и вымотал мне всю душу и руки – у меня была личная битва за урожай.
Дом стоял прямо в центре села, у площади, слева почта, дальше через дорогу сельмаг и столовая.
Папу назначили зампредседателя райисполкома и дали подъёмные 3000 руб., агромадную пачку.
Маму вскоре назначили завстоловой.
И остались мы дома одни, в школу, ессно, ходили, была деревянная, опять с угарными печами, но через дорогу уже заканчивали строить 2-хэтажную кирпичную школу, и уже было готово футбольное поле с воротами, с турниками, шестом, канатом, лестницами и т.д., уж мы там в футбол и в лапту отрывались по полной.
Летом переезжали в новую школу, перезимовали нормально, кроме того, что шкрабы решили, что надо ввести уроки труда и домоводства, и, поскольку для труда ещё ничего не было, то мальчиков заставили вышивать болгарским крестом, гладью и ещё чем-то, из открыток сшивали всякие вазы, фонарики, а девочек готовить что-нибудь съестное.
Этот дебилизм продолжался всю зиму, а в начале лета шкрабы решили, что мы должны ходить всё лето на ферму – учиться доить коров.
Под это была подведена база – на просторах ссср бушевала доярка, рекордистка и орденоносица Надежда Заглада, чтоб ей было горячо на том свете, если он ещё есть.
За ней появились Гаганова, Стаканов, дояры и прочие герои.
И начали мы вставать в 4 утра, шли на ферму, подмывали вымя корове, подключали флягу с прибором к воздуху, одевали на соски четыре трубки и следили, как идёт молоко, заканчивалось, снимали прибор, подмывали вымя и шли дальше.
Кого шкрабы хотели из нас вырастить, не знаю, но я начинал ненавидеть с/х всеми фибрами своей души, и не я один.
После этого шёл домой, мама уже выгнала Зорьку в стадо, мы поели, малышня ещё спала, мама с папой на работу, а я, немного отдохнув, размяв картошку в чугунах, заправив эту кашу отрубями и обратом, и накормив свиней, шёл к колодцу, поливать огород.
Огород пахали лошадью с плугом, часть огорода довольно большую, папа – специалист по экономике с/х, отгородил продольными жердями, в которые зажал накошенный камыш высотой ~1,5м, нижними концами в канавку.
Снизу подсыпал и утрамбовал землю, чтобы птицы не лезли.
Потом в этой загородке перегноем поднял грядки примерно на полметра, сверху в углубление засыпал землю, и посадили овощи и травы, всё для готовки.
Все грядки закрыли вторыми оконными рамами, которые летом снимали, тогда про плёнку слыхом никто не слыхивал.
Мужики приходили, смотрели, хмыкали, молчали, понятно, таких рам ни у кого из них не было, избы были саманные, или камышовые мазанки, с соломенными крышами, маленькими окнами и глиняными полами.
Справа у стены соседской стайки посадили тыквы, они выросли, залезли на крышу сеновала и там выросли кг по 25 или больше.
Сосед ругался – провалите крышу, будете ремонтировать, обошлось.
Тыквы пошли на корм птице, животине, а пареная в русской печке каша из тыквы ваабще объедение, не ел такой, страшно подумать, 58 лет.
Мама мариновала тыкву кубиками с гвоздикой, уксусом и сахаром и в погреб, получалась холодненькая пища богов.
Однажды у нас гуляла илита села и мама выставила тыкву на стол, но её попробовали, и есть не стали, ну и нам больше досталось, а утром пришли похмеляться, солений ещё не было, выпили водки, закусили тыквой, попили остренького маринаду и – ну, Сергевна, ты голова.
А под стеклом растения попёрли, только поливай, что мне и пришлось делать после фермы и кормёжки скота и птиц, 200 вёдер поднять из колодца на полив, по два ведра 100 раз сходить на огород, в 12 лет тяжеловато.
И хотя вода была поначалу, как приехали, горько-солёная, привыкали не сразу, но всё росло нормально – семена были местные.
Вообще там были сплошь солончаки, и трава росла красная, марсианская.
Большим событием в селе были ярмарки, летом съезжались окрестные деревни и сёла, запомнились Красноозёрское, Баган, Новый Баганёнок, Кочки, Довольное.
Мама, за селом в лесопосадках, открывала ларьки с едой, с пивом, и сушеным чебаком, водки не было – лето, нельзя, а пиво откуда-то привозили вроде из с.Черемош, что ли, чёрное, мужики и бабы упивались им в лоск, валились тут же под кусты, кто и с подругами или с жёнами - ласкались, спали, просыпались и снова пили это пиво.
А мы за ними всеми подглядывали.
Были танцы под гармонь, какие-то аттракционы, мы играли в разные игры: в ручеёк, в штандер, «в цепи кованы, закованы, раскуйте нас, кто из нас», в сыщики-разбойники.
Но сама интересная игра была «Чугунная ж…», и зимой, и летом как-то выбиралась жертва, она вставала внаклон, первый клал кепку или шапку ему на спину и прыгал, как через козла, потом второй, третий и т.д.
Если прыгун сбивал сколько-то шапок, то его брали за руки - за ноги, и с размаху задом били об зад козла столько же раз.
Потом прыгун вставал на место козла.
Потом праздник кончался и нужно было опять начинать всё сначала: утренний надой, обычно полное ведро, отнести на молзавод, сдать его, получить полное ведро обрата и накормить скотину и птицу, полив и т.д.
Вечером отнести надой на молзавод, сдать его, получить ведро обрата, принести, надёргать с сеновала сена, положить корове, принести ей воды или это с ней было ещё до дойки.
Молоко, кстати, сдавалось в счёт налога, безвозмездно, то есть даром, также даром сдавались шкуры и куриные яйца, из молока делали казеин, а из него прессовали пуговицы, расчёски и другой ширпотреб – пластмасс ещё не было, а уж куда девались яйца или шкуры, понятия не имею, Хрущ потом это отменил.
Ещё мы яйца сдавали тайком в сельпо, по 50 коп. десяток, и потом ходили в кино в ДК, по 5 коп. за билет.
Корова у нас была лучшая в деревне, Лобинскую привезли в Веселовское и по осени зарезали, мы плакали по Зорьке, но тут приехала бабушка, привезла мешок сухарей, наделала чёрной, кровяной колбасы с чесноком, а из свинины запекла рулет в русской печи, да научила маму печь хлеб на поду, на капустных листьях – мы дрались за эти хрустящие корки с отпечатком листа снизу.
Вторая корова тоже Зорька, чёрная с белым, голландка, папа куда-то специально ездил за тёлкой, привёз, выкормили, а тут Хрущ отменил халявные налоги, и мы залились молоком.
Хорошо было летом тайком, залезть, как кот, в погреб и прямо из глечика, т.е. из крынки, она вся в поту, холодная, отхлебнуть сливочек, там их толстый слой, больше одной не выпьешь – жирные.
Мама приходит – опять кто-то сливок отпил, мы все отпираемся, молоко тоже надоедает, парного никто из нас не пил – противное.
Воспоминания о жизни в деревнях хорошие, было всякое и всё помнится, но в городе, куда мы вернулись, плохого было больше, да и до сих пор так, но я уже городской житель в третьем поколении, приспособился.
Папу направили в Нвсбрскую ВПШ, преподом на кафедру экономики с/х.
Маму направили на должность помзампредседателя Нвсбрского горисполкома, иногда нас, четверых, катали на чёрной Волге по городу.
Битва за урожай, за свой и за государственный, пока закончилась, но новые битвы за него были ещё впереди.
Аватар пользователя
Сообщений: 935
Зарегистрирован: 24.03.2012
Откуда: Санкт-Петербург
Возраст: 56
СообщениеДобавлено Bobas: 13 ноя 2016, 12:43
leo1946 писал(а):Молоко, кстати, сдавалось в счёт налога, безвозмездно, то есть даром, также даром сдавались шкуры и куриные яйца, из молока делали казеин, а из него прессовали пуговицы, расчёски и другой ширпотреб – пластмасс ещё не было, а уж куда девались яйца или шкуры, понятия не имею, Хрущ потом это отменил.

Спасибо вам большое, за ваши воспоминания! Сейчас практически не осталось людей, которые помнят те времена и могут внятно о них рассказать.

Сообщений: 12
Зарегистрирован: 21.12.2014
Откуда: Фрунзе
СообщениеДобавлено vic: 13 ноя 2016, 15:07
leo1946 писал(а): Молоко, кстати, сдавалось в счёт налога, безвозмездно, то есть даром, также даром сдавались шкуры и куриные яйца, из молока делали казеин, а из него прессовали пуговицы, расчёски и другой ширпотреб – пластмасс ещё не было, а уж куда девались яйца или шкуры, понятия не имею, Хрущ потом это отменил.

Bobas писал(а):Спасибо вам большое, за ваши воспоминания! Сейчас практически не осталось людей, которые помнят те времена и могут внятно о них рассказать.

Я вот про Хруща не в курсе, но точно знаю из рассказов друга, что в 70х-80х действительно сдавали (был вроде даже план) с/х продукцию. Но не бесплатно это точно. Во-первых, совхоз отсыпал всяких комбикормов, а во-вторых все это вносилось в тетрадочку и потом, соизмерно сданной продукции можно было закупаться в сельпо всякой невиданной даже в городе иностранной диффиците.
Аватар пользователя
Сообщений: 185
Зарегистрирован: 23.08.2013
Откуда: Москва
Возраст: 54
СообщениеДобавлено oleg4x4: 14 ноя 2016, 14:19
vic писал(а):что в 70х-80х действительно

в эти года уже ничего никуда не сдавали.

Сообщений: 12
Зарегистрирован: 21.12.2014
Откуда: Фрунзе
СообщениеДобавлено vic: 14 ноя 2016, 22:21
oleg4x4 писал(а):в эти года уже ничего никуда не сдавали.

Ну, прям!
Неужели никогда не участвовали в операции "Желудь"?
А в горных селах даже лекарственные травы принимали, особенно ценилась эфедра
Аватар пользователя
Сообщений: 185
Зарегистрирован: 23.08.2013
Откуда: Москва
Возраст: 54
СообщениеДобавлено oleg4x4: 15 ноя 2016, 13:58
vic писал(а):Ну, прям!
Неужели никогда не участвовали в операции "Желудь"?
А в горных селах даже лекарственные травы принимали, особенно ценилась эфедра

Это немного не о том что выше описано. В подмосковье собирали шишак зелёный.

Сообщений: 209
Зарегистрирован: 05.09.2016
Откуда: рф
СообщениеДобавлено leo1946: 22 ноя 2016, 08:06
Все эти сборы, операции, сборы медаллолома, макулатуры; ССО; халявный подъём целинных и залежных земель, который закончился голодомором в №2 в ссср; встречные продажи одного дефицита за сдачу какого-либо другого дефицитного товара, отсутствующего в продаже.
Они проходили в русле довольно большой программы кпсс и государственных учреждений для отвлечения широких народных масс от реальности, и, самое смешное, вялой попытки создать какие-то сперматозоидные зародыши «рыночных» отношений.
Идея пришла, как писали в 90-е, от группы младокоммунистов и комсомольцев из круга Косыгина, который вскоре «доигрался» с этими отношениями.
Все эти фокусы были различными в разных городах и весях, и они продержались на К.Севере до 2000-х, где у жителей денег было море, а купить на них бытовуху было невозможно.
Давно уже за сдачу гомерического количества брусники, которая шла в зачёт, госпромхозы продавали сдатчику советские мотонарты или мотолыжи, точно не знаю, что это такое, чёрт бы их подрал.
Ну, там и за шкуры всех видов от соболя до медведя, продавали огнестрелы, сети, бредни, лодочные моторы и др. и пр.
Правда, в 70-е, на Сахалине, в чаще леса, я попал в какой-то лесхозный магазин, где торговали, почему-то свободно, суперэкстрадефицитом, о котором лично я и не слыхивал на то время: японской калиброванной леской любых размеров белой и цветной, чудовищной крепости (леска 0,2 держала 48кг.; жёлтыми рыбацкими сапогами, которые ничего не весили; стеклопластиковые 5м телескопические удилишки с катушками - дорогие; телевизоры, видаки и приёмники – дорогие; всё остальное дешёвое, сказали, что это за прямые поставки в Японию леса.
Ну, и вспомним фирму “ Факел” при райкоме комсомола Академгородка в Нвсбрске в 60-е, которая показали, как надо работать и как, и какие деньги можно зарабатывать в условиях свободной работы и хозрасчёта, без чугунных морд парторгов и тонких пальчиков карманников из обхсс.
Конечно, её удавили очень быстро, так же как и кооперативы и товарищества попозже.
Так что, всё это было, было, было.

Вернуться в Мы дети Советского Союза

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 1